Наши контакты:

г. Черкассы, a/я: 18005, ул. Седова, 123
+38(093)046-12-34, +38(063)722-84-56, +38(099)236-91-97
volk.borz.1971@mail.ru

Интервью с Муфтием Украины — шейхом Ахмедом Тамимом

вЖурналистка Татьяна Калениченко от Религиозно-информационной службы Украины  посетила Муфтия Украины — шейха Ахмеда Тамима и задала ему ряд вопросов, что интересуют украинское общество.

Муфтий Ахмед Тамим, глава Духовного управления мусульман Украины, не очень любит общаться с журналистами. Но в этот раз нам удалось поговорить о конфликте в Украине, положении украинских мусульман в мире, ситуации в Донбассе и Крыму. Предлагаем нашим читателям узнать о позиции ДУМУ из первых уст.

— Если мы обратимся к современным проблемам мусульман, как их можно охарактеризовать?

— Проблема мусульман — это проблема всего общества. И положение граждан, как и в целом состояние общества, отражается на каждом. Но наше стремление — это достойно и широко представлять Украину за рубежом, чтобы другие понимали правильный порядок вещей. За границей я слышу о том, что в Киеве продолжаются открытые столкновения и конфликты, как на фронте. Представление царит плохое. При таких условиях никто не захочет приехать и что-то делать здесь. Это влияет и на инвестиции, и на экономику, и на социальные отношения. Поэтому одна из главных проблем — негативная пропаганда, потому что альтернативная пропаганда очень слабая.

Вторая проблема – мы, как мусульмане, стараемся продолжать делать свой вклад в мирное сосуществование и развитие диалога между представителями всех культур. И не давать воспользоваться моментом для усиления конфликта, как это произошло в Югославии, где использовали и религиозный, и этнический факторы. Мы очень взвешенно работаем, потому что наши мусульмане — это граждане Украины, но многие из них являются выходцами из стран бывшего СССР. Все они переживают за Украину, потому что живут и работают здесь и решили быть едиными в любом решении на уровне диаспор или религиозного управления.

— Что вы, как мусульмане, можете сказать о восприятии Украины за рубежом?

— Об Украине на уровне СМИ за рубежом очень мало информированы. Я был в Америке в составе делегации разных конфессий. Нам и американцы, и украинская диаспора говорили, что у них нет объективной информации об Украине. Мы были в Брюсселе, а затем в Берлине — все признают, что информации очень не хватает. И даже те, с кем я общался, боятся приехать в Киев. Я был в некоторых странах СНГ — там царит то же самое представление. До этих событий мало кто знал об Украине в течение 24 лет. Мало кто знал о ней как об отдельной стране и поэтому исламский мир, в основном, до сих пор четко ассоциирует нас с Россией. Мы же всегда ездим на встречи с национальным флагом, и это наше стремление — напомнить о том, что Россия и Украина — это разные государства. Мы не вмешиваемся в вопросы политических отношений, но мы выступаем как представители украинского государства и пытаемся поднять авторитет Украины.

Мне немного удалось сделать в Египте, когда нас приняли на наивысшем уровне как представителей Украины, выделили 45 минут прямого эфира на национальном телеканале. Тогда мы имели возможность говорить как о стране, так и о мусульманах в государстве.

— Вы упоминали о том, что работаете на примирение и урегулирование ситуации в Украине. Каким именно образом?

— Мы как мусульмане выступаем за справедливость и за попытку решать проблемы мирным путем. Основа выхода из конфликта в том, чтобы были международные гарантии для Украины и ее суверенитета. Но многое зависит от нас самих как от граждан Украины. До последнего времени трудно было видеть единую государственную стратегию, в рамках которой мы могли бы стабильно и плодотворно работать.

Что касается нынешней ситуации, то мы не политики и не можем непосредственно повлиять на решение конфликта. Но как религиозная организация мы пытаемся связываться с духовенством различных стран и говорить о нашей позиции. Например, в конце июня я был в Берлине со всеми конфессиями на встрече с религиозными лидерами и представителями органов власти Германии, где мы, как единый организм, заявили о нашей позиции. В рамках Всеукраинского Совета Церквей и религиозных организаций (ВСЦиРО) у нас есть полное понимание того, как надо действовать. Также вместе с представителями других конфессий Украины я был участником встречи в Осло в сентябре 2014 года, где мы общались с представителями российских религиозных организаций. Мы хотели, чтобы они знали правду о реальной ситуации в Украине.

— Какой была реакция российской делегации?

— Теперь они хотя бы ознакомлены с ней. Если раньше не слышали нас, то теперь могли узнать непосредственно, а не прочитать где-то. Особенно важным было то, что в составе делегации ВСЦиРО были представители религиозных организаций Донбасса, которые сами стали жертвами конфликта на Востоке Украины, у которых погибли родственники. В результате этой встречи отношение россиян стало лучше, и мы договорились о дальнейшем развитии диалога. Подчеркну, что мы нигде не выступали отдельно. Мы представляем нашу позицию коллективно и это было нашим решением с самого начала. Мы не пытаемся использовать ситуацию и обстоятельства для собственного пиара и показывать себя как тех, кто играет уникальную роль, что мы герои Украины. Кто хочет понимать, тот понимает. И мы не слабы, чтобы оправдываться и кому-то что-то доказывать.

— После событий в Крыму многие мусульмане переехали в другие города, в частности во Львов и Киев. Обращались ли они к вам за помощью? Вы разрабатывали определенные стратегии их поддержки?

— Есть другие организации, которые целенаправленно занимаются помощью переселенцам, поэтому мы контактируем в основном через них. Но когда кто-то обращается к нам напрямую, то стараемся помочь в пределах наших возможностей, поскольку мы, в первую очередь, религиозная организация и занимаемся религиозными вопросами. И помогая, мы не пытаемся и не поставили себе задачу использовать чье-то тяжелое положение для поднятия своего имиджа.

— Во время Майдана некоторые СМИ писали о Вашей нейтральной позиции, когда Вы не высказывали поддержку или протест против революции. Позже Вас обвинили в появлении Таврического муфтията в Крыму. Что бы Вы могли им ответить?

— Мы много лет работаем с различными СМИ, знаем их редакционную политику, подход к освещению событий и подаче информации. Тем СМИ, которые корректно к нам обращались, мы отвечали, а если кто-то не услышал то, что хотел, и занимался собственными интерпретациями нашей позиции — мы их не контролируем и за их материалы не отвечаем.

Многие использовали Майдан в собственных целях, и это не секрет. Но это не наш подход. Мы не даем политических указаний нашим членам, и каждый поступал так, как считал правильным. Как и в других конфессиях, у нас люди имеют разное понимание ситуации, разные политические взгляды. А мы, как духовное управление, в любой ситуации призываем их вести себя ответственно. Но в любом случае все они переживают за Украину и хотят жить в цивилизованной стране. Мне не надо доказывать, что я — патриот. Кто поддерживает с нами связь, тот знает, кто мы. Но чтобы мы вышли на трибуну — нет. На Майдане были и мусульмане, но как председатель ДУМУ я выступал в рамках ВСЦиРО.

— Какой характер отношений религиозных организаций с государством Вы считаете наиболее приемлемым? Как это в принципе должно было бы быть?

— Мы против того, чтобы религиозный фактор использовался в политике. Может, какая-то конфессия показывает, насколько она нужна власти, но это временно. Чтобы сохранить единство народа и направить его в единое русло, политики и государство должны продемонстрировать общую стратегию. Раз все решили, что Украина едина и она многонациональная, где каждый занимает достойное место, то государство должно быть на одной дистанции по отношению ко всем. Стоит также, чтобы и со стороны государства не ждали очередного сезона выборов, чтобы с кем-то контактировать, а были четкие правила отношений. То же самое касается демократии и свободы — надо понять, где проходит граница, где она заканчивается, чтобы избежать проблем, которые есть на Западе, где сначала экстремисты нашли политическое убежище под предлогом свободы убеждений, а теперь политические лидеры думают над тем, как не дать развиться сети радикалов.

— Чувствуете ли Вы изменение отношения к мусульманам Украины после событий на Западе, после терактов? Чувствуете, что общество по-другому могло воспринять ислам?

— Стереотипы об исламе и предвзятое отношение к мусульманам было и до этих событий. Конечно, после ряда громких терактов эти страхи усилились. Но с другой стороны, эти события вызвали у многих людей желание разобраться, что такое ислам на самом деле. Кто хочет знать правду, тот в конце концов понимает, что между нашей религией и терроризмом нет ничего общего.

Что же касается отношения к мусульманам в Украине со стороны государства, то ДУМУ как организация образовалась задолго до этих событий. Мы много лет работали как с органами власти, так и с общественным мнением и другими конфессиями. И это не позволило тем, кто хотел, воспользоваться моментом для разжигания вражды к исламу. Поэтому можно сказать, что на отношение государства к украинским мусульманам эти события почти не повлияли — как мы работали, так и работаем.

— Ранее предпринималась попытка создать единый совет мусульман. Но Вы тогда не присоединились к организации, которая сейчас уже не функционирует. Почему приняли такое решение?

— По нашему мнению, этот «совет» был создан не для решения проблем мусульман, а в интересах отдельных организаций и людей, используя вопрос хаджа (паломничества в Мекку). Мы хорошо знаем ее членов, а также видели, как под этот совет было искусственно зарегистрировано новое «духовное управление» — без СМИ, без какой-либо предварительной деятельности и с таким же названием, как у нас. Хотя эти организации и являются отдельными юридическими лицами, но все они принадлежат к одному направлению и имеют общие интересы. К сожалению, этот совет был создан при содействии отдельных должностных лиц и был использован авторитет государства, но положительный результат так и не был достигнут.

— А как сейчас решается вопрос хаджа?

— В настоящее время организация хаджа является вопросом межгосударственных отношений. Мы обращались в МИД по этому поводу, но ответа так и не получили.

— Но ваши мусульмане тоже отправляются в паломничество?

— Поскольку централизованной организации хаджа сейчас нет, то каждый ищет какие-то другие возможности. В прошлом году украинскую квоту распределял муфтият Крыма (от имени совета). Он отправил украинскую группу через Москву, то есть фактически отдал эту квоту России. Из хаджа украинские паломники привезли с собой подарок не Джемилеву, и не Чубарову, а представителю российской власти в Крыму — это тоже показывает, что происходит.

— Но при ВСЦиРО вы теперь фактически единственные представляете мусульман Украины, и тогда вы можете взять на себя руководство этим вопросом.

— Что касается ВСЦиРО, то там ничего не изменилось. Кто как работал, так и работает.

— А как Вы можете прокомментировать деятельность Таврического муфтията в Крыму?

— В Крыму у нас были единомышленники по религиозным убеждениям и позиции относительно экстремистских течений. А что касается политических вопросов, то среди крымских татар были разные мнения и они разделились. А наше духовное управление к деятельности Таврического муфтията не имело и не имеет никакого отношения, и мы не отвечаем за их решение. Потому что наша принципиальная позиция – не использовать религию в политических целях.

Но даже те, кто хотел зарегистрировать Таврический муфтият как юридическое лицо в соответствии с российским законодательством, так и не смогли зарегистрироваться. При этом и Альраид, и ДУМК без проблем зарегистрировались как российские организации. Это тоже повод для размышлений тем, кто обвиняет нас в пророссийской позиции.

— А почему не дают регистрацию?

— Этот вопрос не к нам. Но это дает представление, что там происходит. И мы видим, что те украинские организации в Крыму, которые и раньше работали с РФ, продолжают свою работу уже как российские. А другие до сих пор не зарегистрированы. Мы занимаемся религией, не даем использовать нас в политике. А те, кто самостоятельно делал какие-то шаги, — это отдельные люди, никто нас не представляет и никто не получал задание от нас.

И у нас тоже есть проблемы, потому что у нас помещение в Крыму — это филиал нашего Исламского университета. Что с ним делать? У нас есть помещение и в Донецке, что делать с ним? ДУМУ сейчас не функционирует ни в Крыму, ни на Донбассе. Некоторые мусульмане переехали сюда, некоторые в Херсонскую область, а кое-кто остался или поехал к своим родственникам за пределы Украины.

— Если все же с нынешней позиции анализировать Майдан, ситуацию в Крыму и на Востоке Украины, как бы Вы могли оценить тенденцию? Какую роль сыграла религия в этих процессах? Очевидно, что влияние было, вопрос в том, какое именно?

— Это народные движения, не религиозные. А в народе каждый сколько мог, столько и сделал: были добровольцы, поехавшие в АТО, есть те, кто собирает помощь. У нас есть и те, кто может только молитвы читать. Некоторые наши сотрудники ходили на Майдан, но официально, как организация, представляющая мусульман, ДУМУ работало в рамках ВСЦиРО, и все хорошо осведомлены о нашей позиции.

Мы также регулярно делали собрания с представителями нацменьшинств и диаспор, чтобы сохранить единство и работать совместно. Бывают разные мнения, но есть общий знаменатель, который нас объединяет, — Украина одна для всех, и мы живем здесь как граждане этого государства, а не как приезжие.

— Видите ли Вы религиозный компонент конфликта?

— Поскольку мы меньшинство, то в некоторых вопросах мы не участвовали и нас не всегда приглашали. Когда есть острые христианские вопросы, то они их решают между собой. Когда они знают, что мы нужны, то приглашают. И мы это понимаем. Мы не боимся никого. Это не значит, что у нас нет патриотизма. Просто нельзя дать кому-то использовать момент для развития конфронтации. Мы не дадим никому использовать исламский фактор для разделения Украины. Подобные попытки были, я знаю, и это можно сделать очень легко, особенно учитывая, что в Крыму и на Донбассе немало мусульман. Мы думаем о будущем, чтобы сохранить мир и ровные взаимоотношения с представителями различных культур. Когда развивается здоровый диалог и конфессии с властью видят важность нашей роли, то снимается много вопросов.

Сейчас мало кто имеет представление об исламе или существовании мусульман в Украине. Бывает, иногда боятся принимать какое-то решение. Здесь влияние и менталитета и традиций. Время это лечит, поэтому мы говорим, что здоровый ход с нашей стороны — это развитие диалога со всеми, что гарантирует решение многих проблем. Главное сейчас — сохранить Украину. Она — жертва, потому что каждый смотрит на свой интерес за пределами государства и помогает в рамках собственной выгоды. А есть патриоты, которые хотят свободы, но время еще не то. Поэтому я желаю, чтобы все решилось мирным путем и строилось здоровое государство.

Сайт источник islam.ua
ВРЕМЕНА НАМАЗОВ

Субх 02:56
Восход 04:36
Зуhр 13:05
Аср 17:26
Магриб 21:24
Иша 23:04

shablon2_Ramadan_2017

Календарь Намазов 2017


shablon2_Ramadan_2017

Календарь на Рамадан 2017 для всех городов

Внимание!

ВРЕМЕНА НАМАЗОВ УКАЗАНЫ ПРИБЛИЗИТЕЛЬНО!

ИСЛАМСКОЕ РАДИО