Наши контакты:

г. Черкассы, a/я: 18005, ул. Седова, 123
+38(093)046-12-34, +38(063)722-84-56, +38(099)236-91-97
volk.borz.1971@mail.ru

Муфтий Украины: Наш джихад – это трудиться для блага всего общества

1ad5be40235c5f447fdf50пра70bbc83c95

По оценкам Духовного управления мусульман Украины в нашей стране около двух миллионов людей исповедуют Ислам. И хотя по количеству верующих эта религия в Украине находится на втором месте, общество плохо осведомлено об исламском вероучении, а об украинских мусульманах вспоминают в основном в контексте терактов в Европе.

Как отмечает Муфтий Украины шейх Ахмед Тамим, основной проблемой в восприятии Ислама являются ложные стереотипы, которые существуют из-за того, что люди не умеют отличить истинное вероучение от идеологии экстремистских сект, искажающих религию в политических целях.

— Могли бы вы рассказать о жизни мусульман в Украине? С какими проблемами вы сталкиваетесь?

— Украинские мусульмане – многонациональное сообщество. Это и крымские татары, которые являются коренным народом, и волжские татары, которые проживают в Украине уже не одно столетие, и выходцы из бывшего СССР, приехавшие сюда в советские времена из России, Кавказа, Средней Азии, а также мусульмане из разных стран мира, которые приехали уже во времена независимости, есть мусульмане и среди славян. Мы не ведем статистику, но по нашим оценкам в Украине проживает не менее 2 млн. мусульман – это порядка 5% населения, и это немало. И если говорить о них как о рядовых членах общества, то они такие же граждане страны, как и все,  и проблемы у них такие же, как у всех. А что касается религиозного аспекта, то, конечно, здесь есть свои трудности. Например, тяжело добиться выделения участков на кладбищах и еще сложнее – выделения земли под строительство мечети. Многие чиновники пугаются, услышав слово «мечеть», поэтому приходиться менять формулировки – «культурно-просветительский центр» и т.п. Видеть такую реакцию государственных органов неприятно, ведь мы живем в Украине долгое время, интегрированы в это общество настолько, что в обычной жизни нас не замечают. Но когда доходит дело до удовлетворения наших религиозных потребностей и духовных нужд, то воспринимают нас с опаской.

— В чем, по Вашему мнению, причина такого отношения?

— Если смотреть в корень проблемы, то это предубеждение – от непонимания нашей религии, помноженный на страх так называемой «исламской угрозы». Почему не понимают Ислам как вероучение? Потому что на уровне системы образования информация абсолютно неверная. К сожалению, до сих пор в силе те подходы, которые были выработаны атеистами еще в советские времена для борьбы с любой религией, а также подходы, сложившиеся в западном религиоведении  и востоковедении через призму политики. А откуда взялся миф об «исламской угрозе»? Потому что знаний у людей или нет, или они неправильные, зато масло в огонь подливают СМИ, которые интересуют только «горячие темы», чтобы вырос рейтинг. Большинство их материалов об Исламе – это деятельность террористических организаций или проблемы мусульманского мира. И когда нет понимания основ религии, то люди не могут отличить настоящий Ислам от ложных идеологий экстремистов, которые извращают исламские понятия таким образом, чтобы оправдать свои политические методы и цели.

— Можете ли Вы привести конкретные примеры?

— Экстремисты строят свою идеологию, используя такие понятия, как «халифат», «джихад» и др. При этом они дают им толкование, совершенно отличное от того, как это понимают исламские ученые и обычные мусульмане. Фактически экстремисты придумали новую религию и выдают ее за «чистый Ислам», а мусульман, которые не соглашаются с ними и не воспринимают их идеи, считают неверующими и призывают к их убийству, называя это «джихадом».

Их идеология – это не Ислам, и мы считаем абсолютно некорректными термины «исламисты»,  «исламистские организации и группировки», «исламские радикалы», «радикальный Ислам», «традиционный Ислам» и т.д. Нет «традиционного Ислама», и нет «радикального Ислама». Есть Ислам и мусульмане, а есть экстремистские секты, которые извращают Ислам, выдавая за него свою кровавую идеологию.

На Западе люди привыкли думать, что это они – главные цели и жертвы террористов, но если вы объективно проанализируете информацию, то увидите, что именно мусульмане в первую очередь страдают от терроризма. На совести ваххабитов, так называемых «братьев-мусульман», «хизбуль-ихван», «хизбут-тахрир» и т.д. – массовые убийства мусульман во многих странах мира, в том числе женщин и детей. Это в их понимании «джихад»! При этом западные СМИ освещают такие события как «будни исламского мира», а ажиотаж в СМИ случается, когда теракты происходят в США или Европе!

— Что же тогда настоящий джихад?

— В арабском языке слово «джихад» означает «усилия». В религиозном смысле это означает «усилия, труд в установлении справедливости». А понятие справедливости относится к самым разным аспектам жизни. В первую очередь должна быть справедливость в отношении самого себя. Человек должен начинать с себя, заниматься саморазвитием и самосовершенствованием – это называется «великий джихад». А вооруженное противостояние – это «малый джихад», когда нет другого варианта отстоять справедливость, кроме как с оружием в руках. И для ведения джихада есть свои условия.

А вооруженная борьба экстремистов за власть не является джихадом, как они это пытаются изобразить. Пророк сказал: «Когда двое мусульман воюют друг против друга ради жизненного интереса, то оба заслуживают наказания в аду». Это означает, что оба они совершают грех. И даже если один убил другого, то и убийца, и убитый – грешники, так как у каждого из них было одинаковое намерение – убить другого.

А наш джихад – это очищать себя от грехов и трудиться для блага всего общества. Пророк говорил: «Чтобы добиться совершенства в вере, нужно желать другим людям того же, чего и себе желаете из добра», и «другим людям» означает не только мусульманам, но и немусульманам.

— Насколько для Украины актуальна проблема экстремистских организаций? Ведут ли они здесь какую-то работу? Насколько они опасны?

— Как я уже говорил, основной проблемой в вопросе противостояния экстремизму является нежелание тех, от кого зависят такого рода решения, отделить политическую идеологию экстремистов от Ислама как религии. Видя, что пишут об Исламе в книгах и учебниках, что показывают по телевизору, мы не удивляемся, когда обычный человек думает, будто терроризм – это и есть Ислам. Намного опаснее ситуация, когда специалисты – политические эксперты и религиоведы – считают, что различные экстремистские идеологии – это «версии Ислама» или «течения Ислама».

В либеральном обществе люди привыкли к плюрализму, свободе мысли и слова, и для них естественно полагать, что каждый может иметь собственное мнение по любому вопросу, в том числе религиозному. Украина в религиозной сфере во многом использует либеральный подход. Но в вопросах, касающихся Ислама, мы видим много некомпетентности. Неоднократно случалось, что в некоторых городах мы в течение многих лет не могли зарегистрировать мусульманскую общину, несмотря на то, что наше управление является ровесником украинской независимости, мы работаем официально, входим во Всеукраинский совет церквей и религиозных организаций и хорошо известны государству. Однако чиновники на местах всегда находили повод для отказа в регистрации. И в то же время за два с небольшим десятилетия в Украине зарегистрировано семь «духовных центров мусульман»! Причем мы заметили, что регистрация очередного «духовного управления», как правило, происходила, когда менялась власть.

Мы зарегистрировались как первое духовное управление мусульман в Украине, мы не занимаемся политическими вопросами, наш курс не меняется в зависимости от политической ситуации, мы открыты в своей работе. Ислам призывает к единству и сплоченности, поэтому мы готовы к сотрудничеству с теми, кто хочет работать на благо мусульман и всего украинского общества.

А когда регистрируются всё новые и новые «духовные управления», то это уже указывает на политический интерес.  И если внимательно посмотреть на деятельность некоторых из этих «духовных управлений», то становится понятно, что они фактически являются политическими организациями, работающими под видом религиозных центров. Разумеется, их политические цели не написаны в их уставах, и у государства нет формальных причин их не регистрировать. Но если проанализировать их деятельность, литературу, связи, то можно определить, кто за ними стоит. И такая ситуация очень опасна! То, что в итоге произошло в США и Европе – это результат такого подхода. Вопрос для Украины – учтет она ошибки западных стран или будет наступать на те же грабли?

— В каких отношениях состоят представители разных течений ислама? Например, сейчас весь мир наблюдает за противостоянием двух главных ветвей — суннитами и шиитами. Что разделяет эти два направления?

— Основа вероучения для всех мусульман – одна, и все мусульмане – братья. А разделение на суннитов и шиитов первоначально имело политическую основу, а уже в результате этого раздела появились разные мнения и по некоторым религиозным вопросам.

Борьба за власть всегда подразумевает разделение общества по какому-то признаку, и проще всего делить либо по религиозному признаку, либо по национальному. А итог этого мы все видели на примере Югославии. Иногда говорили, что албанцы против славян, иногда говорили, что мусульмане против христиан. В результате уже нет Югославии, а есть разные государства.

А наша цель как Духовного управления – не разделять людей или решать политические задачи. Наша работа – объяснить людям, как правильно жить. Чтобы они понимали, что никто не вечен, а в первую очередь нужно думать о том, как очищать себя от грехов и соблюдать то, что одобрено Богом.

— Каково сейчас положение мусульман на оккупированной части Донбасса и в Крыму?

Их положение такое же, как и у других людей. Многие уехали в другие регионы Украины или за рубеж, но многие остались. И тем, и другим трудно, и мы просим Бога даровать им терпение, чтобы пережить это тяжелое испытание. Один из наших имамов на Донбассе погиб, наши представительства на Донбассе мы закрыли. Тем не менее, жизнь продолжается, и хотя поездки затруднены, есть связь по телефону и интернету, и если кто-то обращается, то стараемся помогать. Ситуация в Крыму похожая. Сейчас там нет наших представителей, и наши связи с крымскими мусульманами прерваны.

— Каково Ваше мнение – будет ли в дальнейшем использоваться «исламский фактор» на оккупированных территориях?

— Могу сказать следующее: как там работали хизбут-тахрир, ваххабиты и другие при украинской власти, так они и продолжают работать при российской.

— В России достаточно влиятельная мусульманская община. Обсуждаете ли вы с ними то, что происходит на Донбассе? Расходятся ли Ваши взгляды?

— Нынешняя ситуация – это государственная проблема, а не проблема мусульман. Поэтому наше Духовное управление работает в этом направлении вместе с другими конфессиями. В рамках Всеукраинского совета церквей и религиозных организаций мы встречались в Осло с представителями конфессий из Российской Федерации, в том числе там были представители от мусульман. Мы объяснили нашу позицию, была договоренность продолжать диалог.

— Как духовный лидер видите ли Вы пути решения конфликта на Донбассе?

— Решение любого конфликта зависит от того,  есть ли сплоченность в обществе. Нужно, чтобы гражданин, который живет на востоке, имел такое же чувство любви к Украине, как и те, что живут на западе, севере, юге. Я не могу критиковать власть, но я могу только пожелать, чтобы они смотрели на Украину как на единый организм. Я бы пожелал, чтобы и те, кто во власти, и те, кто в оппозиции, видели одни и те же проблемы, чтобы имели одну и ту же цель. Украина выбрала европейский вариант – и это желание народа, и на Майдане все заявили об этом. В любом развитом государстве мы видим, что и оппозиция, и представители власти, несмотря на то, что есть трения между ними, — у них одна цель.

— Вы закончили КПИ и после какое-то время занимались бизнесом, потом приняли решение идти по духовному пути. Почему?

— Мое образование разнообразно. Я приехал в Украину в 1976 году и большую часть жизни прожил здесь. Я попал сюда еще во времена СССР, и хотя получал техническое образование, тем не менее, у меня всегда были и духовные потребности. Во времена атеизма в стране религия была фактически под запретом, в институте мне преподавали марксизм и диалектический материализм. Но когда государство отказалось от атеистической идеологии, то здесь появилась экстремистская литература. Я приехал из страны, где много конфессий, и видел, как использовался религиозный фактор и к чему это привело. Мне не хотелось, чтобы такое же произошло и в Украине. Экстремисты в первую очередь обращают внимание на молодежь, и если пустить все на самотёк, то вместо мусульман выросло бы поколение радикалов. Кроме того, мне повезло – я познакомился с пожилыми мусульманами, которые получили правильные знания еще от своих родителей, и они поддержали меня в моем стремлении не допустить катастрофы. Я оставил все свои дела и решил заниматься обучением Исламу. И с помощью этих прекрасных людей Бог даровал мне объединить представителей разных культур в единое многонациональное мусульманское общество.


Сайт источник: islam.ua
ВРЕМЕНА НАМАЗОВ

Черкассы
Субх  05:19
Восход  06:59
Зуhр  11:42
Аср  13:48
Магриб  16:14
Иша  17:44

shablon2_Ramadan_2017

Календарь Намазов 2017

Внимание!

ВРЕМЕНА НАМАЗОВ УКАЗАНЫ ПРИБЛИЗИТЕЛЬНО!

ИСЛАМСКОЕ РАДИО